gl1


 
sobitiya proekta1
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Мастер-класс по практической генеалогии: Особенности поиска и исследования родословных по территории бывшей Российской Империи (Услуга бесплатная).
подробнее>>>
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Муромскому историко-художественному музею (в городе Муроме Владимирской области) подарена книга об истории рода Усовых и рода Зворыкиных.
подробнее>>>
 - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Верстка и создание макета книг, для печати в типографии.
подробнее>>>
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
 
 

 


 

Ваше Родословие в соц. сети!
 
 VKvashe-rodoslovie
 
 
Родословная книга - ВОРОПАНОВЫ

ВОРОПАНОВЫ (Обзор Родословной книги)

Родословие Шаровых Воропановы

 

ВОЖБАЛ


Своеобразие русского Севера, пленяющего тихой красотой, размеренным и спокойным укладом, было воспето многими исследователями и деятелями искусства. Действительно, в течение последних трех столетий этот край был достаточно далек от эпицентра социальных бурь и потрясений. Быть может, отчасти благодаря этому и сохранил свою первозданность. Род Воропановых и родственные ему семьи на протяжении нескольких веков обитали в Вожбальской волости Тотемского уезда. Тотемская земля, хотя и входит в состав Вологодской области, достаточно сильно отличается по стилистике архитектуры и по своей истории от областного центра. Это неудивительно и объясняется главным образом двумя причинами. Во-первых, до времен Петра ВеликогоТотьма не подчинялась Вологде, у них было различное управление. Вологодский уезд управлялся из Москвы Новгородской четвертью, а Тотемский уезд –Устюжской четвертью. Во-вторых, подавляющее большинство населения Вологодской земли составляли крепостные и монастырские крестьяне, на Тотьме же за всю ее историю практически не было помещичьего землевладения, преобладали государственные (черносошные) крестьяне, т.е. лично свободные, нечто подобное скандинавским викингам. За ними следовали крестьяне, шли и монахи.

Колонизация проходила довольно мирно, землихватало всем, тем более что коренные финно-угорские племена в те времена занимались охотой и рыболовством, а древнерусские переселенцы – землепашеством. Северные народы известны своим исконным гостеприимством. К чужакам, представителям другой нации, пришедшим с миром, относились с почтением, допускавшим разве что легкую незлую издевку. Она могла проявиться в добродушных прозвищах, таких как “ярославский водохлеб”, “вологодские телята”, “чудь белоглазая”, – но до антагонизма не доходила. Земли хватало всем. А захватчик чужого добра, злодей и обманщик только позорил свое племя. Тот, кто сеял раздор, долго здесь не задерживался. Уважение к чужим правам и национальным обычаям исходило прежде всего из здравого чувства самосохранения. О том, что на этой территории было смешанное население, косвенно свидетельствуют и фамилии жителей, населявших эту землю в позднее средневековье. Так, на территории Вожбала жили семьи с «говорящими» прозвищами, ставшими впоследствии фамилиями, такими как Корела (Корелин) и Новогородец (Новогородов). Само же название Вожбал является финно-угорским топонимом. Тотемский краевед А. В. Кузнецов указывает, что «в марийском языке «важ» – ответвление от чего либо, в языке коми «вож» – ответвление. Второй слог «бал» недвусмысленно люди. Социальное положение крестьян значительно повлияло на историю как Тотемской земли в целом, так и Вожбала в частности. Коренные жители этих мест и поныне гордятся своим происхождением.

Датой первого упоминания города Тотьмы принято считать 1137 год. Таким образом, Тотьма «старше» Москвы и Вологды на 10 лет. По данным летописей в 1569 году город был разорен казанскими татарами. В XVI_XVIII вв. Тотьма славилась соляными варницами. Добыча соли имела тогда огромное значение, а изменение цены на нее могла привести к непредсказуемым последствиям, таким, например, как известный Соляной бунт 1648 года в Москве. Тотемская земля взрастила многих известных людей, которые составляют гордость и славу России: от мореходов и купцов эпохи XVII века до поэта Николая Рубцова и космонавта Н. И. Беляева, совершившего совместный с полет с А. А. Леоновым, во время которого человек впервые вышелв открытый космос. Тотемские краеведы сравнивают красоту Вожбала, расположенного в живописной долине посреди густого лесного массива, с пейзажами Швейцарии. Неудивительно, что человек издавна облюбовал эти места. Данные раскопок археолога Н.А.Черницына, открывшего в 1921 г. в этой местности древний могильник, свидетельствуют, что люди здесь селились с XII_XIII вв. Согласно научным разработкам, первые жители тотемской земли относились к финно-угорским племенам. Позже происходила интенсивная колонизация этих земель выходцами из новгородского края. Первыми шли легендарные ушкуйники – полукупцы-полуразбойни несколько семей Воропановых в разных деревнях. Они жили и в соседней Царевской волости. Более того, на Цареве существовала деревня Воропанова, вероятно, названная так по имени основателя. По этой причине некоторые исследователи выдвигали предположения, что Воропановы заселились на Вожбал с территории Царевской волости. Но возможна и иная версия событий. Происхождение этой фамилии и реалии той эпохи дают повод предполагать, что Воропановы пришли из новгородских земель. В таком случае вполне вероятно, что они пришли и в Царевскую, и в Вожбальскую волости практически в одно время. Окончательно подтвердить или опровергнуть эти гипотезы нельзя. Все взрослые жители волости обычно знали друг друга в лицо или понаслышке. А если нет, то стремились узнать.

«Ты чей будешь?» – спрашивал ездок из соседней деревни у парнишки, отворяющего ворота сельской ограды. Любое знакомство предполагало пространное перечисление родни: «Я, матушка, из Синячихи бывала, Никиты Меньшого племянница, а вышла то за Антипья…». Далее следовал подробный отчет, кто откуда родом. С этого начинались почти все разговоры. «Жизнь волости не терпела неясных слов, безымянных людей, тайных дел и запертых ворот в светлое время суток» говорит о мерянском происхождении топонима. В языке мер «бал» означало «поселение, деревня на реке».

Как ожерелье на нити реки, расположились деревни Вожбала вдоль одноименного притока Сухоны. От мирских бурь заботливо укрывает их лесная чаща. Лес издавна – друг, кормилец и защитник северного жителя, хоть и может порой припугнуть нежданным треском сучьев под медвежьи ми лапами. Но чаще белка, сорвавшись с высокой ветви,

спланирует к ногам путника, и тут же легкой воздушной поступью взбежит вновь к вершине сосны… А когда лес расступится, то взору предстанет тихий вологодский пейзаж - излучина реки, деревянные дома, плотно прижатые друг к дружке. Избы на Севере ставили густо, но не из экономии земли. Просторы здесь необъятны, а жители строились

вплотную, движимые чувством единения. Один в поле не воин… И не только отдельные поселяне, а целые деревни избегали существования обиняком, на отшибе. Отсюда и родилась такая характерная для крестьянской жизни общность как волость. Волостью традиционно называли некоторое число деревень, объединенных земельным обществом,

церковным приходом или же географическими особенностями. Чаще всего волость располагалась вдоль реки или около озера. Деревни друг от друга находились на небольшом, но достаточном для полевых работ расстоянии. Волость всегда имела свое название, ее жители отличались своим особым выговором и зачастую имели глубинные родственные связи.

Вероятно также, что писцы в силу различных причин ее не записали. Однако при упоминании некоторых других жителей волости писцы фамилию указывали. В начале XVII века жили Воропановы в деревне Антушевской. С этого периода появляется и описательная информация по истории жизни крестьян на Вожбале. Фамилии на Руси формировались разными путями: на основе домашнего или поуличного прозвища (Бессон –  Бессонов, Неждан – Нежданов), местности или населенного пункта, откуда происходил носитель фамилии (Вычегжанин – выходец с берегов Вычегды, Смоленцев – уроженец Смоленска и т.п.), и отчества (Иванов, Петров, Сидоров). В то же время в XVII в. фамилия для крестьянина – явление чрезвычайно редкое. Подавляющее большинство крестьян фамилии получило только во второй половине XIX в., после отмены крепостного права, и даже в начале ХХ века! Иное дело – Русский Север, где помещичьего землевладения, как и крепостного права, никогда не существовало. Известнейший исследователь в области ономастики В. А. Никонов писал: «У государственных крестьян – особенно на Севере,

где не было крепостного права, фамилии появились еще в XVII веке – известны Артемьевы и Хлызовы в Яренском уезде, но все таки подобные примеры единичны».3 Фамилии стали необходимы, прежде всего на Севере, для регуляции имущественных отношений. Первоначально фамилию заменяло так называемое «дедичество», то есть имя по деду.

 

Полную версию читайте здесь

 

Обратите внимание, что вы можете заказать родословную книгу и генеалогическое исследование в разделе обратная связь, написав письмо исследовательской группе М.М. Грешзона.